"Реконструкторы" как разновидность субкультуры (на примере г. Магнитогорска)

дипломная работа

Введение

Новые молодежные субкультуры и движения позволяют реализовать потребность в социальной принадлежности, культурной нише, сформировать отличительный стиль и идентичность.

Ролевые игры являются феноменом молодежной субкультуры, распространившийся в 80-х годах вокруг одного из способов проведения досуга. Ролевые игры очень быстро разошлись по миру и образовали свою собственную субкультуру. Одним из видов ролевого движения является реконструкция.

Реконструкция позволяет реконструировать любую историческую культурную среду, способствуют самовыражению, реализации творческих способностей, заставляет узнавать больше об окружающем мире и его истории.

Актуальность исследования. В связи с массовостью ролевого движения, а в частности такого направления, как историческая реконструкция, необходим сбор данных о численности и составе реконструкторов. Это важно, в первую очередь, для выработки государственной политики, широкого привлечения исторических реконструкторов к решению социально значимых для страны задач, прежде всего воспитания подрастающего поколения и развития чувства патриотизма в гражданах.

Проблема исследования состоит в том, что субкультура реконструкторов недостаточно изучена. Ролевые игры способны нести довольно высокую культурно-просветительскую нагрузку, а при желании - и образовательную. Необходимо в рамках общегосударственной концепции развивать то положительное, что накоплено ролевиками в плане воздействия на современную молодежь, использовать ролевые сообщества во благо воспитания у подрастающего поколения общечеловеческих ценностных установок и моральных принципов, для развития творческих устремлений молодых людей. Все это должно базироваться на исследованиях исторического опыта существования Ролевого движения.

В связи с актуальностью данной проблемы, появилась необходимость проведения социологического исследования с целью осуществления социальной идентификации исторических реконструкторов как части субкультуры ролевого движения.

Объектом исследования данной работы являются реконструкторы города Магнитогорска.

Предмет исследования состоит в изучении сущности реконструкторского движения, а также описания социального портрета реконструкторов.

Исходя из степени изученности, в данном исследовании поставлена цель - осуществить социальную идентификацию исторических реконструкторов как части субкультуры ролевого движения в современном российском обществе, в частности в городе Магнитогорске .

Реализация цели предполагает решение следующих задач:

-Изучение реконструкторов как социального феномена;

-Выявление социально-демографических характеристик реконструкторов в Магнитогорске;

-Выяснение о влиянии исторической реконструкции на развитие личности.

-Характеристика социально-демографического портрета российских «реконструкторов».

Была выдвинута следующая гипотеза :

Ролевое движение и сами ролевые игры не являются авторитарными системами, подавляющими личности и свободы своих участников. Они позволяют раскрыться творческому потенциалу личности, способствуют ее самореализации. Влияние ролевых игр носит положительный характер.

Степень разработанности проблемы. Теоретико-методологические подходы к анализу феномена молодежного ролевого движения сформированы в русле основных перспектив социологии культуры. Принципы функционального подхода к культуре как скрепляющей силе социального организма разработаны в трудах Э. Дюркгейма. Работы А. Коэна и Р. Мертона определили функционалистский подход к исследованию молодежной культуры в рамках социологии девиаций. Идеи социальной критики, сформулированные Г. Лукачем и Т. Адорно, заложили основу для критического понимания культуры как специфической индустрии массового производства. Теория социального конфликта, обоснованная Р. Дарендорфом, подготовила почву для восприятия культуры общества как поля борьбы. В классических трудах М.Вебера, Э. Гидденса, П. Бурдье намечены важные подходы к анализу социальных практик, которые в совокупности с концепцией Другого, предложенной Г. Зиммелем, и понятием жизненного мира, разработанным в социологии повседневности Г. Шютца, позволяют осуществить интерпретацию молодежных субкультур в духе социальной феноменологии. Теория Т. Парсонса о социальных системах и сформулированный им концепт функциональных требований AGIL, позволила рассматривать субкультуру ролевого движения с точки зрения социальной системы внутри системы российского общества и культуры.

Пионерами субкультурных исследований стали ученые Чикагской социологической школы, которые в начале 20х годов изучали поведение молодежных банд, образ жизни группировок из городских трущоб, уделяя особое внимание механизму трансляции ценностей и норм культуры, особенностям формирования групповых идентичностей (У. Уайт, Ф. Трэшер, Р. Парк). Представители данного направления были уверены, что преступления должны рассматриваться в контексте жизни рабочего класса, гетто и трущоб. Рассмотрение формировании идентичности в контексте преступных группировок. Позднее вним присоединились А. Коэн, Р. Мертон, предположившие, что индивиды, не имеющие возможностей следовать стратегиям более успешного класса, вынуждены выбирать девиации на пути в своем стремлении к успеху. Концепция трансакционизма (Х. Беккер и С. Коэн) послужила переходным звеном от исследований девиации к изучению субкультуры. Дискурс девиации был также подвергнут ряду критических замечаний (А. МакРобби, К. Гриффин, Ф. Коэн, Г, Ремафеди) как не объясняющий феномен молодежной преступности и следующий гендерным стереотипам. В 70х годах Центр современных культурных исследований Бирмингемского университета (С. Холл, Т. Джеферсон, К. Гриффин, Ф. Коэн) для которого теоретической базой служили теория гегемонии А. Грамши и неомарксистский подход Франкфуртской школы (Т. Адорно, В. Бенджамин, Г. Маркузе и М. Хоркхаймер), начали рассматривать популярную культуру как постоянно меняющуюся территорию. В этом контексте субкультурные практики осмысливались как ритуалы сопротивления индустрии культуры. К середине 80х был накоплен материал для того чтобы переосмыслить теорию субкультур в традициях постмодерна: С. Редхэд, С. Торнтон, А. МакРобби, М. Физерстоун, Т. Беннет обосновывают понятия «гибридность», «нео-племена», «стиль жизни», «клубные культуры».

Обзор научной литературы.В отечественной науке выделяется ряд направлений субкультурных исследований: изучение отношения молодежи к субкультурам и неформальным объединениям (Е.Е. Ливанова, В.Ф. Левичева, Ф.Э. Шереги); исследование преступных молодежных группировок: И.Ю. Сундиева, Г.И. Забрянский, В.Г. Еремина; рефлексия внутреннего порядка субкультур и жизненно-стилевых стратегий молодежи (Е.Л. Омельченко, А.Л. Салагаев, А.М. Фишер, Т.Б. Щепанская, С.И. Левикова). С 90х годов проводились исследования ролевого движения и ролевой субкультуры, выполненные И. Е Ферапонтовым, Н. Ю. Трушкиной, А.Е. Медведевым, М.А. Славко. Анализ семиотической и коммуникативной функций ролевой субкультуры основывается на идеях о современном развитии фольклора (Н.И. Толстой) и концепции постфольклора (С.Ю. Неклюдов). Виртуализация повседневности молодежи актуализирует анализ Интернет-пространствакак канала коммуникации и специфической языковой среды современной молодежи: публикации В. Нестерова, М. Пипенко, М.Кордонского, М.Кожаринова.

Молодежные субкультуры возникают и функционируют в контексте социально-экономических отношений, являясь порождением общества массового потребления или испытывая на себе давление индустрии культуры: основы изучения культурных практик потребления заложены трудами Т. Веблена; теория социального воздействия на индивидуальное потребление индивида разработана Х. Лейбенстайном; жизненные стили, формируемые в соотнесении со стилями потребления, рассматриваются в работах В.В. Радаева, В.И. Ильина. Взаимозависимость идентичности и потребления в эпоху модерна и постмодерна отражена в работах Ю. Хабермаса. Рассмотрением стилевых особенностей молодежных субкультур занимались такие исследователи как Э. Калькутт, М.А. Ворона, Г.Г. Карпова, Е.Р. Ярская-Смирнова. Социологию молодежи в контексте социальной работы разрабатывают В.В. Печенкин, Л.С. Яковлев, В.Н. Ярская. 

Признавая вклад указанных социологов в анализ культуры в целом и феномена молодежной субкультуры, в частности, следует отметить, что в отечественной социологии еще недостаточно исследована специфика ролевого движения, в частности реконструкция, в перспективе синтеза субкультурного и жизненно-стилевого подходов. Отсутствуют комплексные исследования, позволяющие изучить данный феномен в рамках культурного контекста современной России в русле актуальных вопросов современной социологии и молодежной политики.

Теоретико-методологическая основа исследования. В основу понимания феномена субкультуры ролевого движения были положены идеи отечественных и западных социологов. Теории Т. Адорно, Г. Лукача и Р. Дарендорфа позволяют интерпретироватьролевую в аспектах социальной конкуренции и символической борьбы. Особое значение для понимания социальных практик имели теории М. Вебера, П. Бурдье, позволяющие привлечь к анализу в качестве самоценной переменной анализа ролевую игру в аспекте традиций и установок, принятых в сообществе. Понимание феномена игры и его места в социальной практике было почерпнуто из работ Й. Хейзинга. В разработке методологии прикладного исследования и инструментария использовался опыт исследований российских субкультур в контексте жизненно-стилевых стратегий социологической школы Е.Л. Омельченко и анализ текстов субкультур социально-антропологической школы Т.Б. Щепанской. Концепция идентичности, выраженная в теоретическом вкладе И. Гофмана в сочетании с принципами «понимающей» социологии М. Вебера и концепцией жизненного мира, разработанной А. Щюцем, стала ключевой в рамках разработки методологии подхода эмпирического исследования. Разработка инструментария и анализ данных, полученных в ходе эмпирического исследования, осуществлялись с опорой на работы И.Ф. Девятко, Г.С.Батыгина, Ф.А. Кузина.

Эмпирический объект исследования - генеральная совокупность. Генеральную совокупность составляют участники Магнитогорского клуба ролевых игр и исторической реконструкции “ЗОВ” (N=100).

Эмпирические методы, использованные при исследовании: анкетирование, включенное наблюдение(для понимания структуры клубов подобного типа) и интервью, проведённое в свободной форме (для выяснения истории ролевых и реконструкторских клубов города Магнитогорска) .

Апробация работы. Основные положения работы были представлены на конференции “Апрельские тезисы “ в 2012 году.

Работа состоит из двух глав, первая из которых включает в себя два параграфа, а вторая - три. Работа также включает в себя введение, заключение, список использованной литературы, приложения.

Делись добром ;)