Реформирование сети и деятельности учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

дипломная работа

1.2 Опыт социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России (исторический аспект)

Первые свидетельства появления государственной поддержки в данной сфере относятся ко времени правления Ивана IV Грозного. Стоглавый Собор высказался за упорядоченность помощи нуждающимся. Дело призрения детей-сирот продолжилось и в 1613г после воцарения династии Романовых. Затем в 1682 согласно Указу Федора Алексеевича впервые был поставлен вопрос об открытии специальных домов для детей-сирот.

История призрения сирот в России как государственная проблема начинается с XVIII века. Законодательная база призрения сирот была заложена в период реформ Петра I. Именно в это время появились первые воспитательные учреждения для незаконнорожденных, «зазорных» детей, которые рассматривались Петром I как «годная для государства рабочая сила» [48].

В дальнейшем система социального призрения приобрела новое качество при Екатерине II, чему способствовала общественно-педагогическая деятельность И.И. Бецкого. Екатерина II, утвердив правила управления в губерниях, в 1775 г. в каждой из них «учредила особое ведомство для исполнения священных обязанностей благотворения несчастным всякого пола, возраста и состояния, имеющим нужду в помощи ближнего». Данные учреждения впоследствии были названы приказами общественного призрения и существовали до середины XIX века. Общественное призрение детей дошкольного возраста организовывалось как через благотворительные заведения (воспитательные и сиротские дома), подведомственные Попечительскому совету, так и вне их (через выделение определенных сумм из попечительских капиталов на воспитание детей в учреждениях другого ведомства и т.д.)[29].

В первой половине XIX века работа по оказанию помощи в воспитании детей дошкольного возраста получила большую поддержку и стала частью государственной политики. Но государство всячески пыталось регламентировать любую благотворительную деятельность. Даже Ведомство императрицы Марии, которое занималось организацией воспитательных домов, детских приютов трудолюбия и т.п., получило новый статус - IV отделение собственной его величества канцелярии. В 1802 г. было организовано Императорское человеколюбивое общество, ведающее делом призрения детей малоимущих слоев населения. В 1829 г. был принят «Проект положения о нищих» по Министерству внутренних дел, согласно которому учреждались губернские попечительские комитеты, обязанностью которых было размещение сирот мужского пола до 8 лет и женского до 14 лет в семьях и воспитательных домах. Это положило начало распространению воспитательных домов и детских приютов не только в столичных городах, но и в провинции [42].

Большая роль в создании детских приютов принадлежала В.Ф. Одоевскому. В 1830-х годах он вел агитацию за организацию детских приютов. В 1837 г. он возглавил «Комитет главного попечительства о детских приютах и разработал «Положение о детских приютах». По его словам, «приют не только убежище для детей, обязательным должно быть их воспитание». Однако, как свидетельствуют архивные документы, например, в детском приюте, подведомственном Симбирскому общественному приказу, из поступающих ежегодно 80-90 детей «умирает на том же году почти то же количество, так что детей этих, то принимают в приют, то хоронят...». Выявленные недостатки в работе детских приютов и воспитательных домов губернских попечительств вынудили правительство приостановить их деятельность. Поэтому воспитательные дома вновь были сконцентрированы в столичных городах. Общественные приказы принимали меры по организации призрения малолетних детей, особенно грудного возраста, через их патронаж в семьи за определенное ежемесячное материальное вознаграждение [37]. По достижении воспитанниками восьмилетнего возраста воспитатели должны были представить их в Приказ для обучения грамоте и ремеслам.

Перемены в организации учреждений общественного воспитания и призрении детей-сирот произошли в целом по России во второй половине XIX века. Эти перемены были связаны с развитием капиталистических отношений, что внесло большие изменения в социально-экономическое положение женщин, все больше вовлекаемых в наемный труд. Кроме того, тяжелые условия жизни рабочих, теснота жилищ, инфекционные заболевания, особенно в летнее время, отсутствие врачебной помощи населению, детских больниц - все это вызвало высокую детскую смертность. Государство и общество предпринимало меры, чтобы облегчить жизнь детей, снизить заболеваемость и детскую смертность. В России в этот период шел активный поиск форм организации учреждений, которые помогли бы решить социальные проблемы детей. Наряду с действующими государственно-благотворительными учреждениями стали открываться различные детские колонии, приюты, ясли-приюты, детские сады. При этом правительство не поддерживало частную инициативу по открытию детских садов и ограничивалось организацией детских приютов для самой обездоленной категории детей-сирот, полусирот и детей беднейшего населения. Детские приюты предназначались «для призрения на постоянном и полном содержании детей обоего пола: круглых сирот, полусирот и таких, родители коих не имеют средств для их воспитания и обучения» [43].

С середины XIX века в связи с распространением указа Казанской Духовной Консистории, в котором говорилось, что «при учреждении новых монастырей предлагаемо было его учредителям устроить при них благотворительные или воспитательные учреждения», активизировалась деятельность монастырских приютов. Во второй половине XIX века они по-прежнему оставались наиболее распространенной формой благотворительной деятельности православной церкви. В тех губерниях, как отмечается в письме хозяйственного департамента Министерства внутренних дел (1867 г.), «в коих не имеется ни воспитательных, ни сиротских домов, принимая доставляемых полицией подкидышей и оставшихся без родственников сирот, не распределяют детей этих, как предписано законом (ст. 545 Устава общественного призрения, т. ХШ Свода Законов) между благотворителями, но оставляют их при богоугодных заведениях». Дети содержались в приютах за счет казны монастыря. Количество призреваемых колебалось, в некоторые годы их не было совсем [43].

Вместе с тем правительство осознавало недостаточную приспособленность богоугодных заведений для воспитания малолетних детей. Поэтому МВД поручило общественным приказам не оставлять детей в богоугодных заведениях, а отправлять их в воспитательные дома. Однако концентрация воспитательных учреждений для детей-сирот в столичных городах привела к негативным последствиям, так как младенцы доставлялись из некоторых губерний целыми партиями совершенно истощенными и быстро умирали, и такая доставка получила характер преступного промысла.

В начале 1888 г. статс-секретарь Дурново, анализируя состояние призрения малолетних детей, отмечает, что «было время, когда приказы общественного призрения как местные правительственные органы благотворительности, проявляли старание помочь делу учреждения приемных покоев для приносимых младенцев, но деятельность этих учреждений никогда не получала правильной организации и наконец законом (ст. 542, 543 и 544 Устава общественного призрения) вовсе запрещено было открытие в губерниях воспитательных домов, по «дознанным», как сказано, крайним неудобствам, сопряженным с существованием оных». С 1891 г. стали открываться сельскохозяйственные приюты, в которых, наряду с религиозным воспитанием, приучали детей к огородничеству, садоводству, ремеслам и др. [14].

А в 1898 г. по ходатайству Ведомства императрицы Марии Федоровны был отменен закон 1828 г., запрещающий открывать воспитательные дома в провинции. Эти обстоятельства способствовали уменьшению притока детей-подкидышей в столичные воспитательные дома, повысили инициативу местных благотворительных городских и земских организаций по призрению детей.

Новый этап в развитии учреждений для детей связан с деятельностью Попечительства о домах трудолюбия и работных домах Ведомства учреждений императрицы Марии и открытием в 90-х годах XIX века Ольгинских детских приютов трудолюбия. Основная цель этих учреждений, исходя из названия, - приучение к труду. Например, Шихазанский приют открыт «с целью воспитания сирот крестьян и сообщения им первоначальных знаний по сельскому хозяйству...». Цель этих учреждений обусловливала их организационные основы и характер воспитательно-образовательной работы. В детские приюты трудолюбия обычно принимались дети не моложе шести лет, которые могли обслуживать себя и выполнять трудовые обязанности.

Обнищание крестьянства в конце XIX - начале XX века, военные трудности в России привели к росту бесприютных и безнадзорных детей. Это побудило общественные благотворительные организации и земства дополнительно открыть несколько приютов для детей-сирот и детей обедневших родителей и поддержать работу уже действовавших [43].

Дети в приютах содержались скромно и просто. Их приучали соразмерно возрасту и силам к крестьянскому труду, преимущественно огородничеству и садоводству, несложным видам ремесел и рукоделия. Также, по возможности, дети вели всю домашнюю работу в приюте. Наряду с этим, большое внимание в приюте уделялось религиозно-нравственному воспитанию и физическому развитию призреваемых. Ребенку рано внушали религиозно-нравственную мораль и понятие о покорности и терпении, благодарности за приют. Этим целям во многом была подчинена вся воспитательная работа.

В летний период дети осваивали сельскохозяйственный труд по уходу за садом, огородом, обработке земельного участка. Детей приучали к опрятности, порядку, чистоте.

Несмотря на ограниченные воспитательные возможности детские приюты трудолюбия, как и монастырские приюты, решали жизненно-важные проблемы обездоленных детей: предоставляли им жилище, одежду и питание. Воспитание детей осуществлялось в процессе организации их жизнедеятельности [48].

Дальнейшее развитие социальной защиты детей-сирот связано с последствиями Революции 1917 г. После крушения Российского самодержавия Временным правительством были предприняты усилия по реформированию прежней модели социальной помощи нуждающимся. В мае 1917 г. постановлением Временного правительства было образовано новое для России ведомство - Министерство Государственного призрения, ставшим центральным руководящим органом, объединившим дело призрения в масштабах страны [25].

Становление новой системы социального обеспечения детей пришлось на годы гражданской войны (1918-1920 г.), в хоте которой одной из серьёзных проблем, требующих немедленного решения, стала массовая детская беспризорность. Создание принципиально новой системы охраны детства в первые послереволюционные годы проходило в нескольких направлениях, включающих в себя: разработку законодательства, обеспечивающего защиту ребенка; контроль за его выполнением; воспитание детей в системе детских учреждений [3].

Важной вехой в развитии социальной защиты детей-сирот стало создание комиссий для несовершеннолетних [19]. Работа данной властной структуры заключалась, прежде всего, в выявлении детей, утративших попечение родителей, устройстве их на воспитание в детские интернатные учреждения, эвакуации детей из голодных районов и т.д.

В 1920 году стала очевидна неэффективность Совета защиты детей-сирот, и на смену ему был создан специальный орган, призванный координировать и направлять деятельность всех ведомств и организаций, занимающихся оказанием социальной помощи детям-сиротам - Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК РСФСР [47].23 сентября 1921 г. была создана детская социальная инспекция, в обязанности которой входила борьба с детской беспризорностью, эксплуатацией детей и жестокому обращению с ними в семьях, на предприятиях и учреждениях.

Значительную помощь оказало добровольное общество «Друг детей», которое «как массовое пролетарская организация должна быть центром мобилизации сил и средств пролетарской общественности на дело коммунистического воспитания, пионердвижения и охраны была и здоровья детей» [23]. В августе 1926 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О мерах по борьбе с детской беспризорностью», предусматривающее увеличение отчислений средств в фонд В. И. Ленина.

Война вызвала рост детской беспризорности, что в свою очередь способствовало массовому открытию детских домов, организация которых возлагалась на наркомпросы РСФСР и УССР [27].23 января 1942 г. Совнарком СССР принял постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», в котором правительство обязало исполкомы краевых, областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся, а так же наркомпросы автономных республик и отделы народного образования, создавать комиссии по устройству детей, оставшихся без попечения родителей.

К 1951-1952 г. Проблема беспризорности была в целом решена, и основные усилия органов власти были направлены на формирование системы предупреждения безнадзорности.

К 1967 г. Наметилась тенденция к снижению общего уровня беспризорности и сиротства среди несовершеннолетних, которая снизилась к началу 80-х годов.

Распад СССР привел к кризису во всех сферах жизнедеятельности, а следовательно и в сфере социальной поддержки детей-сирот и беспризорности несовершеннолетних. Все это привело к тому, что в 1990 г. в стране вновь произошёл всплеск беспризорности, безнадзорности несовершеннолетних и детского сиротства [36].

Делись добром ;)