Анализ естественного движения населения

курсовая работа

2.3 Демографический переход в России как составляющая естественного движения населения

Дадим характеристику первого демографического перехода в России. Снижение рождаемости в России началось с более высокого уровня и позднее, чем в большинстве развитых стран. Запаздывание от европейских стран составляет в среднем 30-40 лет, а от Франции почти столетие.

Примерно с середины 1890-х годов, когда было отмечено увеличение темпов ежегодного прироста населения с 1% в год до 1,8%-1,9%. Однако полувековое отставание было компенсировано высокой скоростью протекания процессов. И уже к 1960-х годам, т.е. спустя менее 100 лет, демографический переход на большинстве российских территорий был завершен, так же, как и в Европе.

Демографический переход зародился в центральной и северо-западной России, прежде всего в ее столичных и старо-промышленных районах. Затем он распространился и на другие территории. Тем не менее, национальные образования в составе России, а также ее старообрядческие территории русского Севера, Поволжье и Урал заметно отставали.

Первоначальным толчком к снижению рождаемости послужила великая "эмансипация" и аграрная реформа в России, инициированные по указу "сверху" в 1861 г. Падение рождаемости шло с рекордными для Европы темпами - примерно за 70 лет Россия преодолела отставание, завершив в целом переход к низкой рождаемости (2 ребенка на одну женщину) одновременно с другими развитыми странами - к середине 1960-х гг. Первые поколения с постпереходным уровнем рождаемости - это женщины, родившиеся во второй половине 1920-х и в 1930-е гг.).

В качестве критерия завершенности переходных процессов применительно к количественным характеристикам рождаемости предлагается три критерия: а) близость показателей итоговой рождаемости в реальных и условных поколениях; б) близость показателей итоговой рождаемости в "материнских" и "дочерних" поколениях; в) достижение слабоассиметричного статистического распределения женщин по числу рожденных детей к возрасту 50 лет с модой, равной 2 детям на одну женщину.

Снижение рождаемости реальных поколений в России практически на всем протяжении перехода было монотонным. Некоторое нарушение этой монотонности можно обнаружить только в когортах 1890-1895 гг. рождения. Напротив, показатели рождаемости для условных поколений (традиционный коэффициент суммарной рождаемости) демонстрировали высокую колеблемость на фоне общего тренда к снижению. Колебания показателей для условных поколений, вызванные специфическими особенностями тех или иных календарных лет: катастрофические изменения социально-экономической среды и/или вмешательство государства в демографическую сферу, отражают, в первую очередь, сильные сдвиги в календаре рождений. Резкие спады и последующие не менее резкие компенсационные подъемы конъюнктурных показателей хорошо характеризуют мгновенные изменения темпов формирования семей, но маскируют генеральную тенденцию эволюции рождаемости. В России на протяжении 20 века можно насчитать четыре случая отклонения коэффициента суммарной рождаемости от тренда: три под воздействием катастрофических обстоятельств и один в результате семейной политики государства.

Переход к низкой рождаемости в России, по нашему мнению, был в значительной степени ускорен непрерывной цепочкой социальных катаклизмов, сопровождавших ускоренную модернизацию общества. Дело не столько в том, что во время кризисов падал жизненный уровень населения, сколько в том, что в эти периоды приобретался массовый опыт индивидуального контроля над рождаемостью. Репродуктивное поведение партнеров постоянно адаптировалось к меняющейся действительности. Необходимость частых изменений календаря рождений и браков вызывала к жизни специфические инструментальные методы и способы регулирования рождаемости. К сожалению, в России это вылилось в массовое распространение абортной практики. Закон 1936 г., запрещающий искусственный аборт по желанию женщины, был во многом наивной попыткой тоталитарного государства переломить тенденцию к снижению рождаемости, "подправить" демографическую ситуацию после кризиса, вызванного "коллективизацией". Его эффект в повышении конъюнктурных показателей (числа родившихся, коэффициента суммарной рождаемости) в 1937 г. мы оцениваем не более, чем в 8%. В последующие годы эффект запрета, естественно, был еще ниже. В терминах итоговой рождаемости реальных поколений роль этого фактора, видимо, нулевая, сводимая к подвижкам в календаре рождений у части женщин, застигнутых новым обстоятельством врасплох.

Сегодня Россия находится на той же стадии демографического развития, что и большинство развитых стран и основной моделью служит суженное воспроизводства населения, на фоне его сильного постарения. Рост численности населения страны возможен лишь за счет миграций.

Далее рассмотрим второй демографический переход. Стабилизация процессов воспроизводства не означает консервации установившейся модели. Сегодня многие ученые говорят о начале второго демографического перехода, который отчетливо обозначился в наиболее развитых странах, и признаки которого виды и в России. Второй демографический переход связан с фундаментальными изменениями в жизненном цикле поколений, изменением системы ценностей людей, их представлений о наиболее приемлемом возрасте вступления в брак и формирования семьи.

Для него существенным становится не столько количественный рост населения и соотношение между рождаемостью и смертностью, сколько сознательное, определяемой на уровне семьи или личности отношение к рождению детей и собственному здоровью, принципиально иное демографическое поведение.

Особенности:

сексуальная революция, понимаемая как развитие контрацепции, обретение женщинами, наравне с мужчинами, сексуальной свободы, и как следствие нормальное распределение ответственности за создание семьи и рождение ребенка;

общее сокращение числа регистрируемых браков; рассмотрение гражданских браков, или иных форм совместного проживания как полноценной альтернативы регистрируемому браку; брак из терминальной ценности все больше превращается в инструментальную;

широкое распространение неполной семьи, в которой ребенок живет с одним из родителей. В Скандинавии такие семьи составляют до 40% всех семей, в России - 28%;

отодвигание сроков вступления в брак и рождения первого ребенка на 2-4 года (с 20-24 лет до 25-29 лет), что значительно снижает вероятность рождения 2-го и 3-го ребенка; продление сроков рождения детей до физиологических пределов;

сокращение вклада в суммарную рождаемость ранних возрастов (15-17 лет) и рост доли рождаемости в более старших возрастах, после 30 лет;

значительная регулируемость рождаемости: от сроков рождения до желаемого пола ребенка; исключение абортивного поведения как способа регулирования рождаемости; сокращение рождаемости в юных возрастах;

восприятие ребенка как абсолютной ценности; сегодня в развитых странах мира 2/3 детей являются желанными.

вторая эпидемиологическая революция, которая ставит барьер не только инфекционным заболеваниям, но и многим болезням, еще недавно считавшимся неизлечимыми -- сердечно-сосудистым, раку и т.д.

С середины 1980-х годов наблюдается резкое увеличение внебрачной рождаемости, которая может свидетельствовать о росте числа нерегистрируемых браков.

С того же времени наблюдается сокращение числа абортов в возрасте 15-49 лет, особенно в молодых возрастах.

С 1991 г. сокращается число рождений в молодых возрастах -- 15-19 лет, что отчетливо свидетельствует о формирование новой возрастной структуры рождаемости.

Сокращение числа семей, желающих иметь двух и более детей. Фактически, ситуация с рождение второго ребенка вернулась к состоянию 1970 г. Из этого не следует, что на нее оказывает влияние современный экономический кризис. Скорее, это результат распространения "западной" модели демографического поведения и следствие роста карьерных устремлений женщин.

Второй демографический переход ставит перед исследователями вопрос, а возможно ли обеспечение условий хотя бы для простого воспроизводства населения? Что будет с миром, где возникает значительная разница демографических потенциалов? Уже сегодня доля населения экономически развитых стран сократилась примерно вдвое.

Другая важнейшая проблема это старение населения. Сегодня продолжительность жизни людей после достижения пенсионного возраста сравнима с периодом их активной трудовой деятельности, а сами пенсионеры, в условиях суженного воспроизводства, становятся одной из наиболее многочисленных групп. Это делает проблему пенсионного обеспечения одной из основных "головных болей" экономики. Это один из вызовов, который бросает демография современному развитию общества.

Какое демографическое будущее сулит прогноз пересмотра 2004 г. нашей стране? Хорошего мало, хотя авторы прогноза несколько более оптимистично оценивают демографические перспективы нашей страны по сравнению с пересмотрами 2000 и 2002 годов. Если прогноз 1998 г. предсказывал, что численность населения нашей страны к 2050 г. сократится до 121,3 млн. человек, прогнозы 2000 и 2002 гг. -- до 104,3 млн. человек, то последний прогноз увеличивает прогнозную численность населения до 111,8 млн. человек (всюду средние варианты). С чем же связаны эти странные прыжки прогнозной численности населения России от одного пересмотра к другому? Неужели специалисты ООН уловили некую новую тенденцию, говорящую о том, что наша страна начала выбираться из депопуляционной ямы. Радоваться, однако, нечему, поскольку здесь мы имеем дело с чисто статистическим артефактом.

Во-первых, WPP-2004 исходит из большей по сравнению с пересмотром 2002 г. начальной численности населения России. Известно, что перепись 2002 г. показала численность населения почти на 2 млн. человека большую, чем это вытекало из расчетов по уравнению демографического баланса. Во-вторых, WPP-2004 принимает во внимание факт некоторого подъема числа рождений после 2000 года. Этот кратковременный и уже закончившийся прирост рождений авторы почему-то распространили на весь период прогноза, что и объясняет увеличение прогнозной численности населения в пересмотре 2004 г. по сравнению с двумя предшествующими.

Верхний вариант, который применительно к России следует признать фантастическим, дает численность в 134,5 млн. человек, нижний -- в 92,4 млн. человек и вариант с постоянной рождаемостью -- в 98,2 млн. человек. Два последних варианта и надо считать наиболее близкими к тому, что будет на самом деле в середине столетия, причем самым реалистическим является именно нижний вариант, поскольку он предполагает снижение рождаемости в период до 2015-2020 г. с нынешних 1,33 до 1,01 и лишь затем её некоторый рост до 1,35 (прогнозируемая динамика средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного во всех вариантах одинакова). Однако этот, как сказано выше, «самый реалистический вариант» всё же, на наш взгляд, будет довольно далек от реальности, поскольку и он предполагает ничем не мотивированное спонтанное повышение рождаемости. Фактическое уменьшение численности населения России будет даже бoльшим, чем это прогнозируется в нижнем варианте. Система знаний о народонаселении.- М.: Высшая школа, 2008.-С.106.

Таблица 1

Прогнозная динамика численности населения России по прогнозу ООН, 2005-2050. WPP-2004, все варианты (тысяч человек)

Годы

Вариант прогноза

Верхний

Средний

Нижний

С постоянной

рождаемостью

2005

143 202

143 202

143 202

143 202

2010

141 420

140 028

138 639

139 609

2015

140 132

136 696

133 243

135 487

2020

138 654

133 101

127 458

130 708

2025

136 611

129 230

121 721

125 635

2030

134 772

125 325

115 953

120 509

2035

133 858

121 679

110 156

115 270

2040

133 885

118 334

104 314

109 761

2045

134 282

115 098

98 371

103 999

2050

134 532

111 752

92 358

98 169

Изменения

за

2005 -- 2050 гг.

-8 670

-31 450

-50 844

-45 033

Как видно из таблицы 1 все варианты WPP-2004 предполагают уменьшение к 2050 г. численности населения России, причем разброс оценок этого уменьшения чрезвычайно велик: от 8,7 до 50,8 млн. человек. При этом, все варианты прогноза предусматривают уменьшение среднегодовых величин снижения численности населения на всем прогнозном периоде или на большей его части.

Рис.2. Прогнозная динамика численности населения России по прогнозу ООН, 2005-2050. WPP-2004, все варианты (миллионов человек)

Согласно среднему варианту прогноза ожидаются следующие среднегодовые величины уменьшения численности (в тысячах человек): за 2005-2010 гг. -- на 635; за 2015-2020 гг. -- на 719; за 2025-2030 гг. -- на 781; за 2035-2040 гг. -- на 669 и за 2045-2050 гг. -- также на 669 тысяч человек. По верхнему варианту -- соответственно на 356; 296; 368; 6 и 50 тысяч человек. Согласно нижнему варианту -- соответственно на 913; 1 157; 1 154; 1 168 и на 1 203 тысяч человек. При этом, как легко догадаться, темпы сокращения численности населения нашей страны будут возрастать по всем вариантам прогноза, за исключением верхнего (график 2). Особенно резко (практически в два раза) возрастут темпы депопуляции по нижнему варианту и варианту постоянной рождаемости. Однако в реальности следует ожидать ещё более быстрых темпов депопуляции, поскольку все варианты прогнозов ООН исходят из предположения о росте рождаемости или, по крайней мере, о её сохранении на прежнем уровне.

Рис.3. Среднегодовые темпы изменения численности населения России, WPP-2004, все варианты, %%

Прогнозы специалистов ООН в общем-то совпадают с оценками демографических перспектив, которые дают отечественные демографы. Приведенные выше данные укладываются в ту вилку прогнозной численности населения России, которая уже стала как бы общим местом демографической прогностики. В этом смысле можно говорить о «конвергенции» прогнозов, выполняемых разными авторскими коллективами. Однако в большинстве их игнорируются результаты социолого-демографических исследований о постоянном снижении репродуктивных установок, что и является основной причиной неадекватных оценок численности населения России на середину столетия.

Делись добром ;)